Напишем:


✔ Реферат от 200 руб., от 4 часов
✔ Контрольную от 200 руб., от 4 часов
✔ Курсовую от 500 руб., от 1 дня
✔ Решим задачу от 20 руб., от 4 часов
✔ Дипломную работу от 3000 руб., от 3-х дней
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

Состояние инновационного климата и анализ проблем инновационного развития России

Несмотря на некоторые положительные тенденции в экономическом развитии 2000-2007 гг., можно констатировать, что сегодня в России все так же остро стоит проблема научно-технического и промышленного развития. Итогом десятилетних реформ, носивших для страны революционный характер, явилось беспрецедентное снижение экономической активности, сокращение производства, дезинтеграция экономики. Практически все процессы, связанные с технологическими сдвигами, приобрели выраженный регрессионный характер, наиболее остро проявившийся в самых современных производствах и приведший к «откату» страны примерно на 15 лет по уровню развития.

Классическая ситуация структурного кризиса не предполагает при сокращении экономической активности свертывания перспективных, прогрессивных производств, имеющих высокий потенциал роста, относящихся к новому технологическому укладу и способных стать локомотивами национальной экономики. Наоборот, в условиях депрессий, периодически происходящих в странах с развитой рыночной экономикой, обыкновенно отмечается подъем инновационной и инвестиционной активности в перспективных направлениях, рост производства принципиально новой продукции. Перелив капитала осуществляется из устаревших производств в новые, поскольку продолжение инвестиционной деятельности в сформировавшихся направлениях становится более рискованным, чем инвестиции в нововведения.

Ситуация, наблюдающаяся в России, кардинальным образом отличается от классической формы депрессии по всем показателям. Сокращение производства в высокотехнологичных отраслях оказалось намного больше, чем в среднем по промышленности, наблюдается аномальная тенденция, заключающаяся в том, что темпы спада производства увеличиваются вверх по шкале технического уровня.

Одним из главных факторов, приведших к подобному положению, явилось отсутствие государственной научно-технической политики - следствие переоценки роли рыночных механизмов. Подразумевалось, что построение рыночной системы позволит заработать процессу саморегулирования экономики и, соответственно, создаст предпосылки для развития свободной конкуренции. Конкуренция же рассматривалась как естественный фактор, определяющий степень интенсивности инновационной деятельности, уровень цен и качество продукции. Однако практика показала, что это не вполне обоснованный подход. Инновационное развитие страны должно определяться и регулироваться государством. Отсутствие государственной инновационной политики на протяжении всего переходного периода всячески способствовало усилению имеющихся дисбалансов и диспропорций, созданных еще ранее административно-командной системой (отсутствие конкурентоспособных товаров, сырьевая ориентация экспорта, слабое развитие сельского хозяйства и т.д.). В результате в экономике произошли еще большие деформационные процессы, усиливающиеся с каждым годом. Достаточно отметить, что за 90-е гг. наблюдалось снижение промышленного производства на 60%, в том числе: в машиностроении - на 79%, в легкой промышленности - почти на 90%. Потребности экономики стали в основном удовлетворяться за счет интенсивного увеличения импорта, доля которого по отдельным видам товаров возросла с 75 до 98%. Ситуацию, сложившуюся в научно-производственном секторе на начало XXI в., можно проанализировать по предложенным в табл. 1 данным.

Табл. Число организаций, выполняющих исследования и разработки

Годы

1992

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Все организации

4555

4059

4122

4137

4019

4089

4099

4134

В том числе: научно-исследовательские организации

2077

2284

2360

2528

2549

2603

2686

2729

конструкторские бюро

865

548

513

438

381

360

318

297

проектные и проектно-изыскательские организации

495

207

165

135

198

97

85

80

опытные заводы

29

23

24

30

27

30

33

34

высшие учебные заведения

446

395

405

405

393

387

390

400

промышленные организации

340

325

342

299

240

289

284

298

прочие организации

303

277

313

302

321

323

303

296

Оценивая показатели, представленные в таблице 1, можно констатировать, что произошло общее сокращение количества научно-технических подразделений на промышленных предприятиях, осуществлявших исследования и разработки и, как следствие, снижение спроса на научно-техническую продукцию - уменьшение общего числа конструкторских организаций (за период 1992-2001 гг. на 568), высших учебных заведений (на 46), промышленных организаций (на 42), а также проектных и проектно-изыскательских (на 415).

При этом доля отраслевой науки, занимающейся инновационной деятельностью, в России составляет всего 6% (для сравнения: в странах ЕС ее доля - 65%, в Японии - 71%, в США - 75%).

Анализ тенденций инновационной деятельности промышленных предприятий России в период 2001-2006 гг. позволяет констатировать, что в целом значительной активизации инновационной деятельности не наблюдается: удельный вес предприятий, участвующих в инновационной деятельности, остался практически неизменным.

Однако, согласно данным Федеральной службы государственной статистики (табл. 1), существует и положительная динамика показателей, характеризующих научно-практическую деятельность: в период 1992-2001 гг. возросло количество научно-исследовательских организаций на 652, а также опытных заводов - на 6. В ситуации общего экономического спада данные цифры свидетельствуют о том, что тенденции к научно-техническому росту существуют, однако для страны, которая обладала мощным научным потенциалом и имела высокие темпы НТП, подобная динамика в создавшейся кризисной ситуации незначительна. Такие изменения во многом вызваны постепенным завершением периода передела собственности в России и постановкой вопроса о стратегическом, инновационном развитии предприятий-гигантов, в первую очередь добывающего комплекса. На сегодняшний день крупные предприятия различных отраслей создают или приобретают собственные научные центры, однако данные случаи являются единичными и позволяют говорить о попытках развития своего рода «частной» науки, имеющей довольно узкую прикладную специализацию. Подобные примеры являются показательными, однако сложившаяся ранее в научно-технической сфере ситуация привела в глобальном масштабе к значительному уменьшению доли российских товаров на рынке и наводнению более дешевыми, качественными и в ряде случаев принципиально новыми зарубежными товарами.

Существенному торможению научно-технического развития промышленности также способствовала непродуманная широкая демонополизация и приватизация народного хозяйства, приведшая в большинстве случаев к неоправданному разделению технологически взаимосвязанных производств. Основной целью подобной политики стало выведение государства из интенсивного участия в производственно-хозяйственных отношениях для создания нового класса собственников, способных осуществить структурную перестройку промышленных механизмов. Однако это привело, в основном, к выкачиванию имеющихся ресурсов из достаточно эффективных предприятий и приведению убыточных в еще большее кризисное состояние.

Ставка на то, что малые научные предприятия смогут стать солидной научно-технической базой, себя не оправдала, поскольку они не в состоянии осуществлять разработку базовых, наукоемких инноваций, требующих привлечения крупных инвестиций. Мировой и отечественный опыт доказал, что наилучшие результаты по НИОКР и внедрению научных разработок могут наблюдаться только на наиболее крупных промышленных предприятиях. Однако краеугольной проблемой является тот факт, что подобных эффективно функционирующих структур в стране недостаточно из-за непродуманной, искусственно форсированной приватизации и демонополизации взаимосвязанных производств, лишения их совместной научно-производственной деятельности.

Выходом из создавшейся ситуации должно стать широкомасштабное развитие инновационной деятельности, в особенности в базовых отраслях промышленности, способной обеспечить конкурентные преимущества национальной экономики на мировом рынке. Особую актуальность данная проблема приобретает накануне вступления России во ВТО, поскольку страна активно участвует в мировых рыночных отношениях, пытается построить эффективную внутреннюю рыночную систему, однако не имеет для этого необходимой конъюнктуры, связанной, в первую очередь, с наличием факторов, обеспечивающих конкурентоспособность продукции отраслей отечественной промышленности на международных рынках.

Однако в инновационной сфере на сегодняшний день наблюдается немало парадоксов, сводящих некогда мощный инновационный потенциал к не дающему реальных результатов.

Первый парадокс. Научно-техническое, социальное, культурное развитие общества выражается в поэтапном переходе от ступени к ступени. В основе подобной динамики лежит освоение и распространение достижений человечества, инноваций. Как уже отмечалось, в переломные моменты, когда происходит крупномасштабное обновление производства, техники, переход к новому технологическому укладу, число инноваций резко возрастает. Последняя четверть XX в. характеризовалась для индустриально развитых стран началом глубокого научно-технического переворота, завершение которого в нынешнем веке выразится становлением постиндустриального общества. По мнению Ю.В Яковца, специфической чертой данной эпохи является мощная волна базисных, а затем улучшающих инноваций, окончательной целью которой является замена устаревшего, исчерпавшего себя материально-технического потенциала индустриального и становление постиндустриального общества, которое должно стать более эффективным и экологизированным.

Россия как страна, обладавшая могучим научно-техническим потенциалом, должна, казалось бы, активно включиться в этот международный процесс, однако на протяжении многих лет наблюдаются интенсивные регрессионные процессы, причем, что особенно опасно, в высокотехнологичных отраслях. В то же время в развитых странах доля современного технологического уклада, основывающегося на биотехнологиях, микроэлектронике и т.д., постепенно растет (за последнее десятилетие от 35 до 45%), в России же она снизилась с 8 до 3%. Мировой опыт кризисных ситуаций демонстрирует, что в подобные периоды высокотехнологичные, успешные производства становятся локомотивами для национальной экономики, а государство активно поддерживает, стимулирует интенсивные инновационные процессы. Отечественная история демонстрирует парадоксальные ситуации: развитие отраслей экономики происходит неравномерно, причем технологические разрывы постоянно увеличиваются. При стремительном развитии военно-промышленного комплекса в СССР отрасли легкой промышленности, сельское хозяйство отставали зачастую на несколько поколений. До сих пор, при относительно быстром развитии цивилизации, в России существуют регионы, где отсутствует электрификация, используется дореволюционное оборудование, примитивные предметы труда. С началом перестройки подобные разрывы не только усиливались, но появилась устойчивая тенденция к свертыванию относительно хорошо технически оснащенных отраслей: к примеру, объем производства продукции машиностроения и металлообработки за 1991-1996 гг. упал втрое, легкой промышленности - в 7 раз, в добывающей промышленности - на треть. В сельском хозяйстве, по официальным статистическим данным, в 1996 г. 46% продукции производили хозяйства населения, использующие примитивные доиндустриальные средства труда и технологии. Технологическая деградация поставила страну в последние ряды в системе мирового научно-технического развития и создала наиболее благоприятные условия для иностранных монополий, заполонивших отечественный рынок и приобретавших за бесценок российские предприятия.

Второй парадокс. Выход из кризиса начинается с потока базисных инноваций, которые предлагают на рынок более конкурентоспособную продукцию: «инновации преодолевают кризис». В России же в последнее время доминировала тенденция уменьшения количества и ухудшения структуры инноваций, что не предполагает относительно быстрого выхода из кризиса. Подобная динамика была неминуемой в связи с многократным сокращением инвестиций в период длительного и глубокого производственного спада, а также наследством плановой системы, в которой большинство технических нововведений не имели практической новизны и были направлены на продление существования устаревшей техники лжеинновациями. В 1987 г. в промышленном секторе было внедрено 480 тыс. мероприятий по новой технике, общее же число впервые использованных в народном хозяйстве изобретений - 16 тыс. (в 30 раз меньше); число созданных образцов новой техники уменьшилось с 1948 в 1985 г. до 997 в 1992 г. и 1130 в 1995; однако в 1995 г. лишь 410 (38%) создано с применением лицензий, в том числе всего 110 - с использованием изобретений.

Открытость экономики, отсутствие необходимого механизма защиты интеллектуальной собственности, снижение инвестиционной активности способствовали лишению экономики России научно-технических и инвестиционных ресурсов для разработки и внедрения базисных инноваций.

Третий парадокс. Главной идеологией экономических реформ 90-х гг. стало повсеместное разгосударствление и создание нового для страны класса собственников, что призвано было сформировать конкурентное пространство и вызвать необходимость внедрения технологических инноваций. Однако сформировавшийся в результате первоначального накопления, присвоения общенациональных богатств капитал выбрал агрессивную стратегию операций в сфере обращения, спекуляций на фондовом рынке и последующего оттока денежных средств за границу. В результате коррумпированная, доминирующая в некоторых секторах теневая экономика оказалась способной не к нововведениям, а лишь к выкачиванию оставшихся ресурсов. Сформировавшаяся ситуация позволила крупным иностранным корпорациям вытеснить отечественные предприятия с рынка, особенно в наукоемких отраслях. Можно утверждать, что условия для инновационной активности ухудшились даже по сравнению с плановой экономикой.

Четвертый парадокс. Инновации, носящие базисный характер - межотраслевые, связанные с высокорисковыми инвестициями, призывают государство активно поддерживать и стимулировать их создание и развитие. Это позволяет выстроить эффективный, стабильный инновационный механизм, способный выводить на рынок новые поколения техники. Лишь после налаживания инновационных процессов, формирования национальной инновационной системы, инновационной инфраструктуры необходимость государственной поддержки постепенно снижается. В России подобная политика проводилась лишь на словах, лишь в последние годы правительственные органы стали задумываться о перспективах инновационного развития.

Главным же парадоксом является то, что страна - мировой лидер в области НТП в XX в. - прошла регрессионный путь за крайне короткий срок, превратившись в экспортера «мозгов» отечественных ученых и сырьевых ресурсов.

Очевидно, что рассмотренные парадоксы усугубили отставание России в сфере научно-технического развития. Тем не менее, отечественные экономисты, в частности Сергей Глазьев, считают, что, несмотря на колоссальные разрушения, российская экономика в целом еще не утратила научно-технический потенциал, достаточный для преодоления кризисной ситуации за счет эффективного использования и мобилизации внутренних возможностей и конкурентных преимуществ. Главным вопросом остается актуализация этих возможностей, формирование механизмов, их реализующих, в системе конкретных мер по повышению конкурентоспособности экономики и выходу на устойчивые показатели социально-экономического развития. В основе данных преобразований должна лежать государственная инновационная политика.

Имеющиеся в стране ресурсы при грамотной государственной политике позволяют обеспечить выход из кризиса и переход к устойчивому росту с годовым темпом не менее 7% путем увеличения инвестиционной и инновационной активности, модернизации производства за счет активного использования достижений НТП, повышения эффективности государственного регулирования и восстановления управляемости социально-экономическими процессами.

В создавшейся ситуации активная реализация четко продуманной государственной научно-технической политики на основе стимулирования инновационного развития базовых отраслей промышленности, являющихся приоритетными для России, позволит решать основные проблемы инновационной деятельности.

К числу основных проблем инновационной деятельности России можно отнести следующие.

1. Отсутствие адекватной рыночным механизмам инновационной инфраструктуры - «комплекса организационно-экономических институтов, непосредственно обеспечивающих условия реализации инновационных процессов хозяйствующими субъектами (в том числе специализированными инновационными организациями) на основе принципов экономической эффективности как национальной экономики в целом, так и ее экономических субъектов в условиях конъюнктурных колебаний рынка». На микроуровне к институтам рыночной инфраструктуры, способствующим ведению инновационной деятельности, относятся банки, инвестиционные и инновационные фонды, бизнес-инкубаторы, технополисы и технопарки, научно-исследовательские институты, конструкторские бюро, экономические союзы, ассоциации, связанные с научно-технической деятельностью. На макроуровне к ним принадлежат фонды поддержки предпринимательства, имеющие венчурный характер, реализующие конкурентный принцип отбора проектов. Эффективно действующая инновационная инфраструктура является важнейшим фактором, обеспечивающим адаптацию экономики к внедрению инноваций, основанной на тесном взаимодействии рынка и сферы инновационной деятельности, которое во многом определяет интенсивность инновационных процессов.

2. Отсутствие эффективной  системы инвестирования инновационной деятельности. Подобная ситуация вызвана следующими причинами:

• рисковый характер деятельности инновационных предприятий, имеющий в большинстве случаев высокую степень;

• долгосрочность запрашиваемых ссуд, что является для многих кредитных организаций менее выгодным, чем кредитование краткосрочных проектов с более низкой рисковой составляющей;

• отсутствие гарантий кредитору в возврате ссуд и получении дивидендов.

Все вышеперечисленные факторы являются существенными препятствиями к широкому вовлечению коммерческих инвестиционных организаций в процесс кредитования инновационных проектов.

3. Отсутствие системы венчурного финансирования инновационной деятельности как одного из наиболее значимых факторов стимулирования инновационной активности. Наиболее адекватной формой инновационной предпринимательской деятельности в странах с рыночной экономикой на протяжении многих лет является так называемый рисковый бизнес или венчурное предпринимательство. Показательным в данном случае служит опыт США, основанный на активном внедрении системы венчурного финансирования для повышения конкурентоспособности американской продукции на мировом рынке. Модель венчурного финансирования США является первой и на сегодняшний день наиболее успешной (на долю США приходится почти три четверти венчурного капитала планеты). «Силиконовая долина» - место наибольшей концентрации американских венчурных фирм - долгие годы выступает основным генератором направления, называемого «хайтек», улавливающего новые конъюнктурные волны НТП и играющего не последнюю роль в их формировании. В России венчурный капитал способен стать основой осуществления долгосрочных, рисковых и потенциально высокоприбыльных инвестиций, стимулом создания новых инновационных организаций, реформирования уже существующих.

4. Несовершенство законодательной базы, регулирующей вопросы инновационной деятельности. Главной отличительной чертой современного экономического развития является повсеместная ориентация на инновации. Как и любая функциональная деятельность, инновационный процесс нуждается в правовом регулировании и обеспечении, предметом же регулирования должен являться весь инновационный цикл, а государственная политика в данной области должна основываться на правовых нормах. Однако можно констатировать, что существующей законодательной базы, регламентирующей вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, участниками инновационной деятельности, инновационной инфраструктурой и другими актуальными в российских условиях аспектами, на сегодняшний день недостаточно. В частности, до сих пор отсутствует Федеральный закон «Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике», проект которого был подготовлен Международным фондом Н.Д. Кондратьева и Институтом микроэкономики в 1996 г. Настоящий Федеральный закон устанавливает правовые основы осуществления инновационной деятельности в научно-технической и производственно-технологической сферах, определяет основы формирования и реализации государственной инновационной политики. Проект был внесен на рассмотрение в Государственную Думу, а впоследствии отклонен в связи с отсутствием возможности финансирования.

5. Отсутствие необходимой государственной поддержки научно-технической сферы в области финансирования, регулирования, создания принципиально новой схемы взаимодействия субъектов инновационной деятельности (в частности, недостаток внимания к вопросам взаимодействия высшей школы, научно-исследовательского и промышленного сектора экономики). Во всем мире наблюдается тенденция к усилению роли государства в вопросах, связанных с ускорением темпов НТП, формированием стратегии развития страны, основанной на выборе и поддержке приоритетных направлений научно-технического развития.

6. Высокая степень политизации принимаемых решений в области экономики и права, связанная с активным лоббированием интересов сформировавшейся финансово-промышленной элиты России.

7. Отсутствие современной базы для внедрения разработок по причине износа или отсутствия необходимого оборудования, нехватка комплектующих, материалов, специалистов, включая рабочих высокой квалификации. Формирование материально-технической базы для разработки, освоения нововведений требует существенных затрат. Многие предприятия утратили в результате неграмотной реструктуризации, приватизации собственный потенциал, на восстановление которого нет средств. В этой связи достаточно часто стоят вопросы хотя бы о возобновлении простого производства. Государство в подобной ситуации не имеет четко отработанных механизмов оказания содействия.

8. Утрата части научного потенциала страны, так называемая «утечка мозгов», проявляющаяся как в экспорте интеллектуальных ресурсов за границу, так и в активном их использовании на родине иностранными компаниями. В начале 1990-х гг., когда государственное финансирование науки фактически прекратилось, в Россию пришли иностранные фонды, созданные специально для стран бывшего СССР. Они работали, как правило, по трем направлениям:

• со стороны фондов наблюдался огромный интерес к программам, связанным с контролем над нераспространением технологий двойного назначения;

• осуществлялось частичное финансирование перспективных направлений и разработок, вызывающих интерес для промышленности Запада;

• проводился отбор наиболее талантливых представителей науки с предложением работы за границей.

Наиболее известными в России можно считать Фонд Сороса, ISTC (International Science and Technology Center) и фонд CRDF (Civilian Research and Development Foundation).

CRDF на первых этапах своей деятельности финансировался Минобороны США, а затем к формированию его бюджета стали привлекаться фонды Макартуров и корпорации Карнеги. Российским научно-образовательным учреждениям высшей школы с 1996 по 1998 г. фондом было выдано грантов на 10 млн долл., что для фундаментальной науки - незначительная сумма.

Центр ISTC, учрежденный правительствами США, Японии, стран Евросоюза и России, официально своей миссией объявляет препятствие распространению технологий создания оружия массового поражения. Фонд специализировался в основном на выдаче грантов работникам химической, атомной промышленности и биологам. Благодаря его деятельности тысячи российских ученых смогли продолжить свои перспективные исследования в западных лабораториях, результаты же для отечественной науки плачевны. Из 350 научных работников одного из ведущих химических институтов, работавших там в начале 90-х гг., осталось около 40. По оценке российских ученых-химиков, как минимум, два поколения науки потеряны.

Джордж Сорос, наиболее известный в России из западных предпринимателей, заработавший в 1992 г. 1 млрд долл. во время обвала английского фунта стерлингов, направил часть средств, предназначенных для уплаты налогов, в созданный им же благотворительный фонд, целью которого стал сбор данных о состоянии российской науки. Фонд Сороса можно чисто условно считать некоммерческим, поскольку доступ к составленным им базам данных российских ученых, научно-исследовательских организаций, является платным. Схема работы фонда была достаточно проста: в 1993 г., когда средняя заработная плата российского ученого едва достигала 200 долл., фонд предлагал ему 500 долл. за составленную подробную анкету о собственных перспективных разработках, научных интересах. Сформировав базу персональных данных, фонд Сороса начал распределение грантов для научных организаций путем объявления некого тендера, участники которого должны были предоставлять максимально подробную информацию о своем потенциале и разработках. В итоге для многих сотрудничество с данным фондом также завершилось выездом за рубеж. Очевидно, что намного проще увезти интересующих ученых, нежели приобретать патент и выплачивать институтам роялти за использование открытия. Однако классическая форма «вывоза мозгов» постепенно стала неактуальной. На смену пришла ее «смягченная форма» - работа отечественных ученых и научных организаций по заказам иностранных фирм непосредственно у себя на родине. Уровень оплаты при этом является обыкновенно в 30-60 раз ниже, чем аналогичный труд на Западе. Ежегодно страна теряет около 700 млн долл., поскольку все исследования выполняются на институтском оборудовании, амортизация которого в стоимость контракта, как правило, не включена. Известны случаи, когда ученые из академического института продавали разработанные технологии компании Samsung за оптический микроскоп и возможность некоторое время поработать в Корее по наладке собственной же технологической установки. Стратегия компании Monsanto еще проще: она оплачивает поездки ученых на конференции, давая им возможность представлять свои научные разработки зарубежным коллегам. По мнению генерального директора Санкт-Петербургского Объединенного исследовательского Центра С. Конникова, иностранные компании уже активно ищут перспективные разработки, актуальные за границей и абсолютно неинтересные отечественным производителям, в базах данных Российского фонда фундаментальных исследований. Выборочный анализ патентного фонда США с 1993 г., проведенный Центром, показал, что собственность американских компаний - 800 патентов в перспективных наукоемких направлениях - были заявлены гражданами России.

9. Автономное существование науки и наличие серьезного разрыва с экономикой. До 1990-х гг. российская наука никогда не сталкивалась с необходимостью зарабатывать деньги. В СССР государство было фактически единственным потребителем научной и научно-технической продукции. Наука была одним из идеологических приоритетов государства, перед ней ставились политические задачи, направленные на укрепление позиций страны в мире. Когда в начале 1990-х гг. государство отошло от старых принципов и поставило науку в положение, характерное для всего мира, был упущен из вида тот факт, что те, кто во всем мире должны нести затраты на науку - предприятия, действительно их несут. При этом государство фактически вышло из механизма организации научно-технической деятельности и стало ждать, когда промышленность осознает потребность в науке. Однако, как неоднократно отмечалось, промышленность была неспособна даже к самостоятельном выживанию, не говоря уже и о поддержке науки.

Российская наука может и должна быть высокодоходной отраслью экономики, ее производной. Зачастую имеет место ситуация, при которой в начале инновационного процесса разработчики просят у государства деньги на исследования, интересные, по их мнению, а потом исследователи оказываются перед вопросом о потребителе результатов их работы. Инновационный процесс в научной среде практически не начинается с исследования потребностей рынка. Инновационному сектору на сегодняшний день нужна от государства скорее не финансовая, а организационная поддержка. В данной ситуации актуальной задачей является сделать науку частью экономики, а российские научные разработки - привлекательными для инвесторов. Очевидно, что в подобном случае встает проблема, связанная с фундаментальной наукой, которая является высокозатратной и ее эффективность проявляется в долгосрочном плане, иногда в скрытых формах, поэтому привлечение инвесторов представляется сложным вопросом. Вместе с тем важность развития фундаментальной науки на высоком уровне очевидна, и задачей государства должно стать построение эффективной модели ее организации и финансирования во многом через определение приоритетных направлений научно-технического развития.

10. Нехватка высококвалифицированного управленческого персонала, способного управлять проектами научно-технического, инновационного значения. Данная проблема имеет непосредственную связь с предыдущей: поскольку на протяжении многих лет главным потребителем научно-технической продукции являлось государство, координировать собственную деятельность научные организации способны, однако осуществить коммерциализацию собственных разработок иногда не в силах. Подобная проблема существует и на Западе: не все научные работники способны стать инновационными менеджерами (зарубежный аналог R & D manager - Research and Development manager). Австрийский экономист Йозеф Шумпетер считал роль предпринимателя-новатора важнейшей в организации инновационного процесса, что особенно актуально в России, где инновационная деятельность находится на сегодняшний день только в стадии развития.

11. Наличие феномена сопротивления инновациям. Сопротивление инновациям наиболее часто происходит по двум причинам:

• человеку свойственен страх перед всем новым. Наиболее это выражено в переходные моменты, особенно кризисные, когда наблюдается социально-психологическая нестабильность и внедрение нового воспринимается как угроза существующему положению (действие принципа «как бы не было еще хуже»);

• с точки зрения инвестора, вкладывающего деньги в какую-либо технологию, появление новой, более эффективной, часто построенной на новых принципах, создает угрозу существующей. Поэтому инвесторы стараются на какое-то время ее придержать, хотя бы до тех пор, пока предыдущие вложения не окупятся.

В результате нерешенности данных проблем в российской экономике ее социально-экономическое развитие осуществляется, главным образом, на основе сырьевого сектора, за счет повышения ценовых факторов как на внешнем, так и на внутреннем рынке. Выходом из сложившейся ситуации является активный перевод страны на инновационный путь развития, причем необходимым представляется определение той «движущей силы», помимо государства, которая являлась бы ядром, своеобразным локомотивом инновационной деятельности в переходных условиях.

Период начала 1990-х гг. характеризуется созданием большого количества малых предприятий в отечественной экономике. Предполагалось, что наибольшую эффективность сектор малого предпринимательства сможет принести в сфере инновационного бизнеса. Более того, малые инновационные предприятия воспринимались как основная движущая сила в повышении инновационной активности. Однако последующая практика их функционирования доказывает, что подобная ориентация не является оправданной.

После 1995 г. рост малых предприятий прекратился и с тех пор находится, практически, на одном уровне - около 900 тысяч при продолжающемся росте общего числа предприятий. В итоге доля малых предприятий в общем числе предприятий постоянно снижается и в последние годы составляет менее 30%. Более того, по данным статистики почти половина малых предприятий России занята торговлей и общественным питанием, лишь 15% функционирует в промышленности и строительстве, сфера малых предприятий в науке и научном обслуживании составляет 1,7% общего числа занятых в данном виде предпринимательства.

Характерной чертой малых инновационных предприятий является то, что создание нововведений остается в значительной степени продуктом индивидуального или малогруппового творчества, достаточно трудно поддающегося прогнозированию и планированию, имеющего высокую вероятность либо отрицательных результатов, либо результатов с эффективностью менее ожидаемой и часто требующих дополнительных доработок и испытаний. Кроме того, на сегодняшний день остро стоят проблемы: недостаточности финансовых средств, производственных мощностей, необходимых для промышленного освоения нововведения; отсутствия достаточного стартового капитала для приобретения оборудования; сложности в организации материально-технического снабжения. Практика показывает, что объем дохода и уровень рентабельности малого бизнеса обычно невысоки, экономические кризисы и конъюнктурные изменения ежегодно приводят к банкротству и ликвидации большого количества малых предприятий.

Результатом вышеобозначенных проблем явилась ориентация малых инновационных предприятий, в большинстве, на выполнение посреднических услуг или тиражирование разработок, созданных ранее другими, что не способствует укреплению материально-технической базы науки, расширению задела научно-технических разработок.

Анализ деятельности промышленного сектора экономики, исследования ряда специалистов позволяют констатировать, что в настоящее время нишу малого бизнеса в России занимает средний бизнес, представленный предприятиями, которые обладают большими финансовыми и производственными ресурсами, достаточно развитой системой управления, оснащенностью современными средствами производства, профессиональными кадрами. Однако существенному торможению активизации их инновационной деятельности способствует недостаточность или отсутствие оборотных средств, низкий технический и технологический уровень. Следствием существующих проблем является тот факт, что средний бизнес практически не работает непосредственно на новые разработки. Являясь самым массовым видом предпринимательства в России и играя значительную экономическую роль в качестве основного поставщика товаров на внутренний рынок, конкурировать на внешнем рынке отечественные предприятия не готовы до тех пор, пока показатели качества предлагаемой продукции и технико-экономические показатели не будут отвечать мировым требованиям.

Следует отметить, что согласно статистическим данным, на сегодняшний день более интенсивная инновационная деятельность характерна для крупных промышленных предприятий с численностью занятых свыше 3000 человек (среди них около 70% являются инновационно активными), поскольку они обладают более высоким инновационным потенциалом. Зарубежный опыт демонстрирует, что в рыночной экономике развитых стран предпринимательство построено на принципах кооперирования крупных, средних и малых предприятий на взаимовыгодных условиях. Данные виды бизнеса являются взаимодополняющими, используя характерные для них преимущества, что особенно проявляется в области инновационной деятельности. Малые и средние инновационные предприятия активно взаимодействуют с сектором крупного бизнеса в области выполнения заказов по изготовлению образцов новой продукции, продажи разработок для дальнейшего доведения и промышленного освоения, осуществления необходимых патентных и маркетинговых исследований, что позволяет в наибольшей мере реализовывать имеющийся у них потенциал.

Подобная схема взаимодействия предприятий и организаций в сфере инновационной деятельности проверена многолетней практикой индустриально развитых стран и показала высокую эффективность. Причем ядром данного взаимодействия являются корпоративные структуры различного вида - концерны, холдинги, корпорации и т.д.